Get Adobe Flash player

Работа в Черноморском морском пароходстве

Часть 3

Открытая виза – открытое море

Наконец открыли визу, инспектор ОК предложил должности на турбоходе «Леонид Собинов» на выбор, в качестве дневального или машиниста по стирке (прачечная). В машинное отделение вакансии были ограничены, так как движетель судна - турбинная установка и нужны мотористы по специальности – турбинисты.

Брали сомнения, с функциями дневального не знаком, а машинист стирки – как то не солидно.

Нужно сказать, что на пассажирских судах экипаж делится на 4 службы:

1. Палубная команда (штурманы, матросы и т. д.);

2. Машинная команда (механики, мотористы и т. д.);

3. Пассажирская служба (администраторы, бортпроводницы, дневальные, прачечная, типография и т. д.);

4. Служба ресторана (администраторы, официанты, повара, бухгалтерия, продавцы магазинов, мед. служба и т. д.).

Припомнилось, что мой бывший одногруппник работает на прачечной, на т-х «Т. Шевченко» и очень доволен.

На судне познакомился с коллегами, оказывается все они бывшие мотористы. Не мог понять концентрации мотористов на прачке. Потом, в процессе работы, понял – труд для физически выносливых. Прачечная была оборудованная огромными стиральными, сушильными и гладильными машинами, загрузить, выгрузить и перемещать все что стирается – труд не женский. К тому же высокая температура и влажность, градусов 60 – 70 по Цельсию, когда ходили в тропиках.

Главный врач судна, однажды произнес свою знаменитую фразу, зайдя с проверкой на прачку: «Так у Вас здесь как в сауне, а Вам за это еще и зарплату платят»!

Куба. Гавана.

До моего прихода, судно совершало круизы по различным маршрутам, фрахтовали как правило немецкие туристические компании, но последнее время в период осени, зимы, весны, турбоход совершал рейсы по линии: Одесса – Канарские острова (Санта-Крус-де-Тенерифе) – Куба (Гавана) – Ангола (Луанда).

Это означало (по версии СССР), пассажирское судно перевозило с Кубы в Анголу сельскохозяйственных рабочих, а советские балкеры – сельскохозяйственную технику, а на самом деле пассажирское судно возило кубинских солдат в Анголу, а обратно «дембелей».

Испания. Канарские острова. Санта - Крус-де -Тенерифе.

С одной стороны, рейсы не совсем хорошие, так как на линии всего один достойный порт Санта – Крус-де-Тенерифе, где судно пополняло запасы воды, топлива и продуктов, а с другой стороны – на борту не прихотливые пассажиры и экипаж себя чувствовал полноправным хозяином всего судна. Бассейн, волейбольная площадка, спортзал, музыкальный салон и другие удобства, рассчитанные на пассажиров – были в распоряжении экипажа.

 

 

Ангола. Порт Луанды.

Самостоятельные «экскурсии» по городу это отдельные истории. Напомню, что были определенные правила выхода советского человека в иностранный порт. Формировались тройки из экипажа с разных служб, обязательно с девушками (женщинами) должен быть один мужчина.

В такой тройке, всегда присутствует друг к другу недоверие, так как все знают, что у заместителя капитана по политической части и у сотрудника КГБ (особиста), были свои осведомители. Любое неосторожное действие или высказывание, в то время, могло стоить карьеры.

 

 

 

 

На больших лайнерах, много было вообще «интересных» должностей в составе экипажа: это сотрудник КГБ, освобожденный профорг, освобожденный комсорг, заместитель капитана по политической части. Каждый «проводил бурную деятельность», а на самом деле - бездельники. 

Если вдруг Вам фамилия секретаря комитета комсомола знакома, то Вы правильно подумали - это тот самый Лосинский из команды КВН Одесского государственного университета «Клуб одесских джентльменов». Как он попал на судно на такую работу, сказать не могу.

 

 

 

 

 Куба. Гавана. Пляж Варадеро.

В Гаване, как правило, днем экипаж возили на океанский пляж, вечером была возможность посетить интерклуб. В городе, кроме самостоятельных экскурсий, особо делать нечего, «бывалые» моряки покупали фотоаппаратуру (советскую, выходило дешевле), сигары, сигареты, спиртное (коньяк «Чайка»). На улицах было много старых американских машин, в основном такси, были и советские «Жигули», вот такой контраст.

Санта-Крус-де-Тенерифе, это порт, где можно было не дорого купить все то, чего не было в СССР, часть для себя, часть на продажу. Это был основной заработок советского моряка, так как зарплата у моториста была приблизительно 120 рулей в месяц + кое какие доплаты.

Как правило, посещали магазины, которые содержали индусы, поляки. Назывались они «Девитол», «Тройка» и т. д.

Как то капитан мне прочитал целую лекцию, когда я у него подписывал какое-то заявление, о том что советскому моряку выплачивается валюта в иностранных портах для того чтобы он смог выпить чашечку кофе, сходить в кино. Долго на судне обсуждалась такая новость в юмористической форме.

Луанда, столица Анголы – это порт где мы на берег вообще не сходили, по причине военных действий. Утром рано пришли в порт, новобранцы сошли на берег, взяли на борт «дембелей» и сразу в море. Чтобы судно в порту не заминировали, на баке и на корме размещали кубинцев, которые периодически бросали за борт гранаты.